Главная
Книги
Сериалы
Кино
Игры
Выберите социальную сеть, через которую хотите войти на сайт

русские поэты

Книга составлена из работ об Осипе Мандельштаме, создававшихся на протяжении более чем 35 лет. В качестве ядра книги обозначились пять основных разделов, в каждом – свой лейтмотив. Первый – «Con amore» – личная встреча автора с творчеством Мандельштама. Второй – «Солнечная фуга» – этюды о том, что Мандельштам написал, третий – «Мандельштамовские места» – о том, куда его заносила судьба, четвертый – «Современники и современницы» – о тех, с кем его свела жизнь. Пятый раздел – «Слово и бескультурье» – размышления о месте Мандельштама в эпоху торжествующего постмодернизма. В приложениях – выдержки из дневников и литературная библиография автора. Это не монография о Мандельштаме, с самого начала прошитая единством замысла и исполнения. Здесь другой тип связи – концентрический, наподобие букета. Но это и не механическое собрание перепечаток: каждый текст заново пересмотрен, многие старые публикации сплавились в одну новую.
Царскосельский лицей дал России плеяду блестящих выпускников, прославивших наше Отечество. Но первый его выпуск мы неизменно связываем с именем Пушкина, называя его «пушкинским». Пушкину и его друзьям по Лицею и посвящена эта книга.
Стихи оголтелого человека Старым пиратом назвал меня Тьерри Мариньяк – приятель моих парижских лет. «Comment са va, vieux pirate?!» (Как все идет, старый пират?!) – воскликнул он, похлопывая меня по спине, когда мы встретились недавно в Москве и обнялись. О том, «как все идет» у старого пирата, откроет вам эта книга. В ней читатель найдет стихи моим любимым деткам и злой красавице-жене, подружке Е. и подружке Н., и даже московскому градоначальнику, преследующему поэта судебным иском в полмиллиона. Исторические реминисценции, осколки легенды о Фаусте, стихи к мертвой Наталье Медведевой, стихи к банкирам и к уродливой Москве, «где демоны над головой / на зданиях сидят», стихотворения на злобу дня – о мировом экономическом кризисе, стихи на смерть Майкла Джексона, отклик на аварию Саяно-Шушенской ГЭС – вот чем полон пиратский сундук. Короче, перед вами новый сундук стихов «оголтелого человека», как характеризовал меня недавно один критик. Я и есть оголтелый vieux pirate. Э. Лимонов
«…По необходимости, объясняемой недостатком времени, я рассказываю вам о литературе в том же порядке, в каком написаны нашими историками литературы книги о ней, то есть останавливаясь на крупных именах. Приём этот вы не должны признавать правильным, – он рисует дело так, как будто все эти Фонвизины, Жуковские, Пушкины и другие величины русской литературы вырастали вдруг, являясь какими-то холмами на гладкой равнине. Этот взгляд – неприемлем, он подтверждал бы преувеличенное мнение романтиков о силах личности и роли её в истории. Нет, вы должны знать и помнить, что до Фонвизина прошёл ряд людей, начиная с А. Кантемира, молдаванина, родившегося в 1709 году и писавшего ещё при Петре Первом, частью отмеченных литературой, частью же забытых ею, что все эти люди были, так сказать, последовательными возвышениями в деле организации накопленного историей опыта, что Фонвизин и Жуковский обобщали уже данное им предшественниками, причём эти обобщения могли быть и бессознательны, то есть могли почерпаться не из книг, а из быта, уже растворившего в себе собранный в книге опыт…»
«Для чего мы празднуем юбилейные годовщины великих деятелей нашего прошлого? Не для того ли, чтобы питать национальную гордость воспоминаниями о своих великих поколениях? Едва ли. Национальная гордость – культурный стимул, без которого не может обойтись человеческая культура. Национальное самомнение, как и национальное самоуничижение, – это только суррогаты народного самосознания. Надобно добиваться настоящего блага, истинного самосознания без участия столь сомнительных побуждений…»
Любая истинно творческая личность не может жить и творить без любви. Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин не был исключением: в его поэзии раскрываются бесконечно разнообразные лики любви – обнаженная чувственность, минутное влечение, романтическое томление, любовь-тщеславие, мучительная любовь к женщине несовершенной, благоговение, ревнивая тревога… Поэзия Пушкина увековечила своих героинь, но каким они запомнили великого поэта? Кем для них был Александр Сергеевич Пушкин? В книгу вошли воспоминания, письма и дневниковые записи знаменитых муз Александра Сергеевича Пушкина – А. А. Олениной, А. П. Керн и Н. Н. Гончаровой.
Тех, без трусов, и тех – в трусах Я как-то вывесил несколько стихотворений из этой будущей книги в моем ЖЖ. Так один юный пользователь написал пренебрежительно: «Лимонов под Пушкина косит!» А имел он в виду стихотворение «Под сладострастный плоти зов», со строчками: «О, как люблю я этих дам! Поверженных, со щелью голой, С улыбкой сильной и веселой, Во взбитых набок волосах, Тех, без трусов, и тех – в трусах…» У юноши оказался цепкий взгляд. Действительно, такие веселые и возмутительные строки написал бы Пушкин, живи он в 2011 году. А еще Лимонов может напомнить Гумилева, а еще Ходасевича, а еще Кузмина. Потому что он подсознательно продолжает эту аристократическую ветвь русского поэтического классицизма, оборвавшегося со смертью Ходасевича в эмиграции и со смертью Кузмина в России. Дальше за ними была пресная советская поэзия, а потом пришел Бродский с бензопилой своего авторитета и выкосил напрочь небродские поэтические растения. Я горжусь моим стилем. Он элегантный. Стихи мои смелые, простые, но агрессивные, благородно коверкающие русский язык. И очень быстрые. Читатель заметит, что я охвачен похотью и озабочен Бездной Космоса и человеком. В Космосе, куда стремился крестьянин Циолковский, человеку было бы отвратительно. Там минусовые и плюсовые температуры в тысячи градусов, там Геенна огненная и ледяной Ад. «Там глыбы льда летают в гневе лютом». Но Космос величествен. А человек прост. Э. Лимонов
«Поэзия К. Д. Бальмонта имеет несколько стадий. «В безбрежности» и «Тишина» вводят нас в мистицизм туманов, камышей и затонов, затерянных в необъятности северных равнин как угрюмый кошмар, пронизывают мировые пространства эти равнины, собирая туманы. Это взывания Вечности к усмиренным, это – воздушно золотая дымка над пропастью или сладкоонемелые цветы, гаснущие в сумерки вечеров. Это – золотая звезда, это – серая чайка. Это – песня северных лебедей…»
В воспоминаниях американского слависта, главы издательства “Ардис” Карла Проффера описаны его встречи с Надеждой Мандельштам, беседы с Еленой Булгаковой, визиты к Лиле Брик. Проффер не успел закончить много из задуманного, и книга о литературных вдовах России была подготовлена и издана его женой Эллендеей Проффер в 1987 году, уже после его смерти, но на русский переведена только сейчас. А заметки об Иосифе Бродском, с которым Карла и Эллендею связывала многолетняя дружба, полностью публикуются впервые. Книга содержит нецензурную брань.
Из серии: Без глянца
Современники поэта поставили Александра Блока на пьедестал и не переставали им восхищаться. И далеко не все рассмотрели в нем «страстно-бесстрастного» героя времени. Те же, кому открылся внутренний мир Блока, сохранили о поэте и его жизни заметки без прикрас, свидетельства без недомолвок.
Мифы Древнего Египта – в стихах! Поэзия – самый красивый и, возможно, наиболее подходящий жанр для пересказа мифов. Поэзия, как и миф, суть иносказание; а иносказание – едва ли не единственный способ правдиво говорить о божественном. Недаром древние предания многих народов известны нам именно в стихотворной форме. Глубоко символичная египетская мифология находит своеобразное стихотворное выражение в изящно сложенной поэме "Боги Древнего Египта".
«…В молодости Валерий Брюсов испытывал влияние французского символизма – литературного направления, представленного великими именами Шарля Бодлера, Поля Верлена, Артюра Рембо. Ощущение трагического несовершенства окружающей действительности, стремление осознать и выразить связи между реальным и невидимым миром, острое чувство одиночества и тоски были близки настроениям многих русских поэтов рубежа XIX–XX веков. Однако с той же силой в творчестве Брюсова выразилась жажда оторваться от унылой реальности, заявить о себе как о незаурядной личности в бурном и требующем перемен мире…»
«Ко дню памяти – 31 декабря/13 января – замечательного русского поэта, публициста, одного из организаторов «Русского собрания» В. Л. Величко (2.07.1860 – 31.12.1903) мы публикуем статью (из журнала «Мирный Труд». 1904. N 5) его соратника, лидера фракции правых в 3-й Государственной Думе, профессора Харьковского университета Андрея Сергеевича Вязигина…»
Андрей Вознесенский – знаковая фигура минувшего века. Вместе с Беллой Ахмадулиной, Евгением Евтушенко он принадлежал к поколению «шестидесятников», свершивших революцию в нашей поэзии. Им увлекались тысячи и тысячи, он влиял на умы молодежи своего времени. Однако мало кто знает, что по профессии он – архитектор, а вот строил поэтические дворцы. Известный журналист Феликс Медведев, близко знавший поэта как человека, был биографом поэта. Он организовывал творческие вечера Вознесенского в разных городах страны, публиковал интервью с ним, даже редактировал одну из его книг. Их творческие пути пересекались в «авоське меридианов и широт»: и тот, и другой общались с Артуром Миллером и Жаклин Кеннеди, Куртом Воннегутом и Ниной Берберовой, Борисом Гребенщиковым и Гором Видалом, Идой Шагал и Натали Саррот… Последнее интервью Феликс Медведев сделал незадолго до смерти Андрея Вознесенского – магнитофонная запись стала уникальной: тихий голос уходящего в вечность поэта едва различим… Эта книга открывает читателю Вознесенского как поэта и человека с неожиданных сторон.
Книга Ольги Черненьковой рассказывает о жизни двух величайших поэтов Серебряного века – Анне Ахматовой и Николае Гумилеве. Вы узнаете о сложной истории их взаимоотношений, которая развивалась на фоне происходившей в стране драмы. Два поэта, две личности, соединившиеся в браке, – случай уникальный. Они говорят на одном языке, они понимают и чувствуют друг друга, эта связь превыше всего земного и обыденного. Но трагедия расставания неизбежна. Воин и дева, как назвала их в своем стихотворении Анна Ахматова, не смогут ужиться вместе, не сумеют справиться с ревностью, оправдать ожидания друг друга. Автор детально описывает удивительные судьбы двух выдающихся русских поэтов, литературный мир Петербурга и события того беспокойного времени.
«…Зимой 1909 года я в первый раз встретился и познакомился с Александром Блоком на собрании литературного кружка, группировавшегося вокруг Вячеслава Иванова. Внешность Блока сразу выделила его среди других. Лицо античного характера под волнистой шапкой волос казалось исключительно прекрасным. Лицо Блока, знакомое читающей России по акварели Сомова, – одно из тех лиц, которые не забываются: тонкий извив губ своим изяществом напоминал лица женщин да Винчи. Глаза говорили о жизни, и два резкие штриха под ними носили печать бессонных ночей. Слышать его в этот первый раз мне почти не довелось…»
Осип Мандельштам – один из колоссов русской поэзии XX века, эссеист, переводчик, литературный критик, обладающий уникальным поэтическим голосом. Жизнь поэта стала отражением неоднозначных и трагических событий в истории нашей страны. Его афористичная лаконичная проза не просто летопись, а голос эпохи, и вместе с тем, воспоминания, глубоко личные. Наследие Мандельштама было заново открыто на родине лишь в конце XX века, его имя стало символом не только творческого мастерства, но и огромной нравственной силы.
Предлагаем вниманию читателей небольшое собрание «восточных» стихотворений отечественных поэтов XIX и начала ХX веков. Поэты – особые люди, наделенные даром складывать слова в красивые, а потому – долговечные формы. Благодаря их таланту мы можем яснее прочувствовать всечеловеческое единство разных мировых культур.
Сложно сказать, насколько мы изменились за 12 лет, глядя каждый день на себя в зеркало. Узнали бы мы самих себя, оглянувшись назад? Андрей Макаревич, рок-легенда и кумир уже не одного поколения, представляет читателям автобиографический роман 12-летней выдержки. Архитектор по профессии, музыкант по призванию и философ по жизни, он приглашает взглянуть на себя прошлого глазами настоящего, рисуя перед нами картины абсурдно-комичной, а иногда трагичной советской жизни, образы своего детства и дорогих, горячо любимых людей, делясь своими мыслями и размышлениями о музыке, о живописи, о жизни…
Арсений и Андрей. Отец и сын. Поэт и кинорежиссер. Они знали друг о друге что-то такое, о чем мы можем только догадываться. Конечно, мы будем теряться в догадках, искать параллели и соответствия в том, что было изложено на бумаге и запечатлено на целлулоиде, с тем, как проживаем жизнь мы сами. Предположение исключает уверенность, но рождает движение мысли. И было бы большим заблуждением думать, что это движение хаотично. Конечно, нет, не хаотично! Особенно когда знаешь конечную точку своего маршрута.
«Самая родная, нам близкая, очаровывающая душу и все же далекая, все еще не ясная для нас песня – песня Гоголя. И самый страшный, за сердце хватающий смех, звучащий, будто смех с погоста, и все же тревожащий нас, будто и мы мертвецы, – смех мертвеца, смех Гоголя!..»
Из серии: Жизнь Пушкина
Александра Петровна Арапова (1845–1919), старшая дочь Наталии Гончаровой от второго брака, крестница Николая I, фрейлина императорского двора, оставила бесценные воспоминания о своей матери, которые доносят до нас события жизни жены Пушкина, не искаженные временем. Основанные на собственных наблюдениях, рассказах знакомых, прислуги, слухах в великосветском обществе, а также свидетельствах самой Наталии Николаевны, они представляют непреходящий интерес. Особенно важными по сей день остаются сведения Араповой о взаимоотношениях поэта с Александрой Гончаровой и свидании Н. Н. Пушкиной с Дантесом у Идалии Полетики. В книгу вошли также биографический очерк Жоржа Дантеса, написанный его внуком Луи Метманом, воспоминания Льва Павлищева, сына сестры Пушкина, и свидетельства современников поэта, по-своему проливающие свет на причину рокового поединка.
«Державин, бич вельмож, при звуке грозной лиры их горделивые разоблачал кумиры», – эти слова Пушкина об одном из самых ярких и значительных русских писателей и поэтов XVIII века о Гавриле Романовиче Державине (1743–1816). Его честности и прямоте, открытом и гордом характере и непростой судьбе человека, прошедшего путь от солдата до министра, посвящён историко-биографический роман прозаика и литературоведа Олега Михайлова (1932–2013) «Державин». Книга входит в золотую серию «Жизнь замечательных людей», основанную М. Горьким.
Все прекрасно знают, что первой женой известного поэта Евгения Евтушенко была ныне покойная Белла Ахмадулина. Но каким был этот брак, на самом деле знают немногие. По словам бывших супругов, их семейная жизнь была непростой, с одной стороны, и фееричной – с другой. Они встретились совсем молодыми, когда учились в институте, и полюбили друг друга. Несмотря на частые ссоры, влюбленные всегда быстро отходили и мирились. Так случалось всегда, но однажды чаша взаимных ссор и обид переполнилась. Им показалось, что любовь в их доме больше не живет. Спустя несколько десятилетий после развода в интервью накануне своей смерти Евгений Александрович вдруг нечаянно обронил: «По-настоящему Белла любила только меня…» Что так сблизило двух юных поэтов и что послужило причиной разрыва главной литературной пары 1960-х? Обо всем этом читайте в книге!
Биография А. С. Пушкина, созданная Павлом Васильевичем Анненковым (1813–1887), до сих пор считается лучшей, непревзойденной работой в пушкинистике. Встречаясь с друзьями и современниками поэта, по крупицам собирая бесценные сведения и документы, Анненков беззаветно трудился несколько лет. Этот труд принес П. В. Анненкову почетное звание первого пушкиниста России, а вышедшая из-под его пера биография и сегодня влияет, прямо или косвенно, на положение дел в науке о Пушкине. Без лукавства и домысливания, без помпезности и прикрас биограф воссоздал портрет одного из величайших деятелей русской культуры. Для тех, кто делает первые шаги в изучении пушкинского наследия, книга П. В. Анненкова станет надежной опорой. Для тех же, кто давно и усердно интересуется жизнью и творчеством Пушкина, – золотым стандартом, с которым сверять свои достижения и лестно, и небесполезно.
Книга представляет собой подробную документальную биографию одного из крупнейших русских поэтов, чья жизнь стала легендой, а стихи – одним из вершинных событий Серебряного века. Образ Гумилева дан в широком контексте эпохи и страны: на страницах книги читатель найдет и описание системы гимназического образования в России, и колоритные детали абиссинской истории, малоизвестные события Первой мировой войны и подробности биографий парижских оккультистов, стихи полузабытых поэтов и газетную рекламу столетней давности. Книга беспрецедентна по охвату документального материала; автор анализирует многочисленные воспоминания и отзывы современников Гумилева (в том числе неопубликованные), письма и дневники. В книге помещено более двухсот архивных фотографий, многие из которых публикуются впервые, в приложении – подборка стихотворных откликов на смерть Гумилева.
В сборник входят стихотворения разных лет. Автор пишет о том, что неизменно существует внутри и вокруг нас. Любовная и городская лирика переплетаются с мистическими и сказочными историями. Её поэзия обжигает настоящими чувствами, отличается искренностью, проникновенностью и яркой образностью.
Поэты ходят пятками по лезвию ножа — И режут в кровь свои босые души! Эти строки Владимира Высоцкого можно в первую очередь отнести к нему самому. Ему не суждено было дожить даже до маленького сборника стихов, в то время как рожденные ночами строки со скоростью звука облетали необъятную страну. Он знал, что такое слава, но не был – при жизни – признанным поэтом. А ведь именно Поэтом ощущал себя более всего. Этот сборник наиболее полно представляет поэтическое наследие Высоцкого.
Из серии: Воспоминания
Сборник посвящен памяти выдающегося поэта и филолога Льва Владимировича Лосева (1937–2009). В книгу вошли архивные публикации из литературного и научного наследия Лосева, включая ранее не публиковавшиеся дневниковые заметки и интервью; воспоминания его друзей, коллег и учеников; стихотворные посвящения Лосеву; литературоведческие статьи о поэзии самого Лосева, и на темы, входившие в круг его научных интересов.
Новое подарочное издание стихотворений и биографии знаменитого Дениса Давыдова отражает все аспекты его яркой личности: боевые подвиги, дружбу, любовь и широту русской души. Стихотворный талант и неподражаемый стиль великолепного гусара высоко ценили современники; его стихи не только интереснейший памятник блестящей эпохи, но и произведение искусства. Это прекрасное издание богато иллюстрировано шедеврами исторической живописи.
Книга Николая Шахмагонова посвящена малоизученной стороне жизни выдающихся русских поэтов – Давыдова, Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Блока, Брюсова – любовным и романтическим отношениям в их судьбе. Автор ставит задачу не шокировать читателя, но заглянуть в тот скрытый до сих пор мир, который, безусловно, заинтересует каждого. В книге приводится множество документальных свидетельств современников – цитаты из мемуаров, дневников и писем.
Зинаида Николаевна Гиппиус – поэт, прозаик, драматург, публицист, уникальная, незаурядного ума личность, необыкновенно яркая женщина. Современники называли ее декадентской мадонной, Зинаидой прекрасной, Белой Дьяволицей, ведьмой, сатирессой, и это неполный перечень обликов, в которых она являлась окружающим. Зинаида Гиппиус оставила большое наследие – глубокую, своеобразную лирику, наблюдательную прозу, умную литературную критику. В книгу вошли воспоминания «Живые лица», написанные в 1925 году, – психологически убедительные и художественно достоверные портреты современников: Александра Блока, Андрея Белого, Валерия Брюсова, Федора Сологуба, Василия Розанова, Анны Вырубовой, Григория Распутина и других. В «Петербургских дневниках» (1917–1918) воссоздана картина Первой мировой и Гражданской войн. Дневники предельно откровенно передают атмосферу Петербурга того страшного, катастрофического времени…
Вашему вниманию представляется сборник стихов Валерия Дудакова.
Из-за воспоминаний Надежды Мандельштам общество раскололось на два враждебных лагеря: одни защищают право жены великого поэта на суд эпохи и конкретных людей, другие обвиняют вдову в сведении счетов с современниками, клевете и искажении действительности! На Западе мемуары Мандельштам получили широкий резонанс и стали рассматриваться как важный источник по сталинскому времени.
Из серии: поэзия XXI века
В книгу вошли «отборные стихотворения» автора за период 2002–2016 гг., а также пьеса «Мейн». Довольно абстрактное название книги обусловлено необобщимой стилистической и содержательной разностью ее составляющих.
Автор книги размышляет о смысле жизни, судьбе человека, его мировоззрении, вере, любви и дружбе. Дает оценку некоторым политическим и экономическим ситуациям в нашей стране через призму своего видения. Именно они прошли мощным катком по его собственной судьбе. Рассказывает о поиске призвания в жизни, становлении характера человека и выработке собственного мировоззрения. Выстраданные мысли, устоявшиеся принципы и убеждения нашли отражение в декларации своего миропонимания. Стихи автора легли в основу его песен и музыкальных композиций. Книга адресована широкому кругу читателей, не равнодушных к тому, что происходит в нашей стране. В книге в большинстве случаев сохранена авторская стилистика и пунктуация.
У Натальи Гончаровой очень интересная судьба. Первая красавица Москвы вышла за великого поэта, когда ей было 17 лет. Вышла бесприданницей. А потом? «Пушкин был, прежде всего, жертвой бестактности своей жены и ее неумения вести себя», – писал Вяземский, сам, кстати, влюбленный в Гончарову. У Жуковского было прямо противоположное мнение. Итак, Россия раскололась: одни обвиняли Гончарову в гибели «солнца русской поэзии», другие – боготворили ее ум, красоту и изящество. Так почему же случилась та роковая дуэль? И действительно ли существовал заговор Дантеса и барона Геккерена, которых не раз обвиняли в мужеложстве? Эта книга знаменитой писательницы Наталии Горбачевой – нашумевшее расследование жизни и любви Пушкина и Гончаровой – читается как прекрасный роман, а благодаря огромному количеству исторического материала действительно проливает свет на события той эпохи.
К 130-летию Николая Гумилева. Творческая биография Поэта с большой буквы, одного из величайших творцов Серебряного века, чье место в Пантеоне русской словесности рядом с Пушкиным, Лермонтовым, Тютчевым, Блоком, Ахматовой. «Словом останавливали Солнце, / Словом разрушали города…» – писал Гумилев в своем программном стихотворении. И всю жизнь доказывал свои слова Делом. Русский «конкистадор», бесстрашный путешественник, первопроходец, офицер-фронтовик, Георгиевский кавалер, приговоренный к расстрелу за участие в антибольшевистском заговоре и не дрогнувший перед лицом смерти, – Николай Гумилев стал мучеником Русской Правды, легендой Русской Словесности, иконой Русской Поэзии. Эта книга – полное жизнеописание гениального поэта, лучшую эпитафию которому оставил Владимир Набоков: «Гордо и ясно ты умер – умер, как Муза учила. Ныне, в тиши Елисейской, с тобой говорит о летящем Медном Петре и о диких ветрах африканских – Пушкин».
«Неумолимая смерть махнула страшною косою – и в мире не стало одного доброго человека!.. Поэт любезный, друг искренний, защитник угнетенных, утешитель несчастных, Пнин, скончался прошедшего сентября 17 числа, между 10 и 11 часов пополудни. Друзья и любители изящного провожали со слезами гроб поэта-философа…»
В этой книге собраны письма русских писателей XIX и XX вв. – А. Пушкина, Ф. Тютчева, А. Фета, И. Гончарова, А. Герцена, В. Брюсова, А. Блока, В. Маяковского, С. Есенина и других. Любовь, как драгоценный камень, переливается в их строках всеми цветами радуги, обнажая тонкие струны души. Читатель проникает в чужую тайну и открывает для себя много неожиданного в биографиях известных писателей, в сюжетах созданных ими художественных произведений. Он становится свидетелем большого счастья, мучительных страданий, головокружительных признаний и вспоминает свою собственную историю любви.
«Пишу на своем чердаке» – пронзительные дневниковые записи М. И. Цветаевой, написанные в один из самых тяжелых периодов русской истории – голодные, разрушительные послереволюционные годы. Сергей Эфрон, муж поэтессы, служит в добровольческом отряде белой гвардии. Марина Цветаева и дочь Ариадна, две поэтические души, живут в Москве в условиях, при которых другие гибнут, в полной отрешенности от действительности. Вспоминая, какой была Цветаева в то время, Константин Бальмонт пишет: «В голодные годы Марина, если у нее было шесть картофелин, одну оставляла мне». Чуткая, гордая, чувствительная Марина Ивановна стремилась вместить в себя все человеческие души, все голоса, с которыми она соприкасалась, не замечая ту бурю быта, которая смела столько человеческих жизней.Книга так же издавалась под названием «Я не любовная героиня»
Широта и глубина мысли, словно проживаешь несколько жизней. Там весело и грустно, плечом к плечу любовь и расставание, восторг и очарование. Словно после дождя, яркие пейзажи создают теплое настроение. Удивительное путешествие от чувств до континентов…
«Книгоиздательство «Мусагет» выпустило недавно третью и последнюю книгу стихов Александра Блока. Шестнадцатилетие поэтических переживаний и дум налицо (все три книги стихов обнимают период от 1898 до 1914 г.). В продолжение 16 лет мы следили внимательно за этапами развития поэзии Александра Блока. И касаясь поэзии этой теперь, не хотелось бы мне отдаваться эмоциям…»
В книге ярко и увлекательно рассказывается о русских оригиналах XIX века: Ф.Толстом, М.Лунине и Н.Б.Юсупове, в повести «Приметы и религия в жизни Пушкина» жизнь великого поэта освещается с малоизвестной стороны. Очерки о декабристах дают живые портреты Чернышёвых и Голицына, а рассказ «Казнь» – страшную картину суда и казни руководителей восстания.
«Путешествие из Петербурга в Нью-Йорк» – мемуарно-биографический опус о любимых нами героях целой эпохи. Соловьев и Клепикова знали Бродского, Довлатова, Барышникова, Шемякина еще с ленинградских времен и впоследствии тесно общались, дружили. Все они сформировались как художники еще в Ленинграде, а доосуществились уже за океаном, в Нью-Йорке. В своей книге авторы честно и без прикрас описывают знаковых персонажей своего поколения, создавая объемный, подлинный, неоднозначный портрет поистине легендарных наших соотечественников.
На страницах этой книги, оригинальной по форме изложения, предстают фрагменты одного из значимых периодов жизни и творчества великого русского поэта Пушкина Александра Сергеевича с сентября 1826 года (возвращение из ссылки в Москву по вызову Николая I) по сентябрь 1829 года (сватовство к Наталье Гончаровой и путешествие в Арзрум). Молодой император Николай I помиловал поэта, но Пушкин получил свободу «по-николаевски»…А в жизни Александра Сергеевича были кумирами муза, любовь и свобода… И поэт мечтал по-настоящему быть независимым.Пушкину порой хотелось порвать все связи с угнетающим его обществом, бежать и скитаться…Он как-то в сердцах сказал: «Черт догадал меня родиться в России с душой и талантом»… И не желание ли стать по-настоящему независимым, «умыкнуть» за границу и послужило причиной его поездки на Кавказ, в действующую армию, кстати, не испросив на это разрешение у императора…Однако в армии Паскевича поэт не смог реализовать свои намерения. Там он был под «бдительным оком» командующего, который понимал значение гения Александра Пушкина для России…Так, фактически не почувствовав запаха пороха, по убедительному совету Паскевича, но с его подарком – кривой турецкой саблей – поэт покинул армию.И Александр Пушкин, на обратном пути, проезжая опять через Тифлис, где ему ранее был оказан поистине сердечный прием ценителями его таланта, возвращается в Москву с надеждой на встречу с Натальей Гончаровой…Настоящее издание содержит много иллюстраций, большинство из которых выполнено на основе живописных произведений пушкинского периода первой половины XIX века…Книга предназначена для широкого круга любителей русской литературы.
Книга своим содержанием охватывает период жизни и творчества Пушкина Александра Сергеевича с сентября 1829 года по май 1831 года.События, влияющие на личную и литературную жизнь поэта, нельзя недооценить. Первая болдинская осень в холерный год, затяжное и полное финансовых проблем сватовство, наконец, с приметами настораживающими, желанное венчание Пушкина и Натальи Гончаровой, предпосланы поэту самой судьбой…Судьба у поэта, как известно, трагическая… А Пушкин очень суеверен…Во время венчания при обмене кольцами с Натали одно из колец упало на пол, а в момент прохода молодых кругом аналоя упали крест и Евангелие, у Пушкина потухла свеча… По воспоминаниям современников, при выходе из церкви он сказал: «Все – дурные предзнаменования!» Правда, поэт старался забыть происшедшее в церкви с ним в первые недели после свадьбы, недели, наполненные счастьем и блаженством.Однако, не все так просто в жизни… Теща, неуемная теща, хотя поэт взял ее дочь замуж совсем без приданого, заложив имение, выделенное ему отцом, требовала все новых и новых расходов… Постоянные ссоры с тещей, намекающей к тому же на развод, вынудили поэта покинуть Москву и с молодой женой переехать жить в Санкт-Петербург… Это был роковой шаг поэта…
Книга написана на фактическом материале.За основу взяты воспоминания друзей и современников Александра Сергеевича Пушкина. Известно, что 20 апреля 1834 года, в письме к жене, Наталье Николаевне, в год своего тридцати пятилетия, поэт писал: «Видел я трех царей: первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку (Арину Родионовну); второй меня не жалел»…Им был император Александр I…«Не жалел» император Александр I поэта, что он и доказал, заставив его дважды отбывать ссылку…В этом произведении в краткой, увлекательной и оригинальной форме изложения рассказывается о жизни и творчестве великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина с 1799 по 1826 годы.Издание иллюстрировано на основе живописных произведений пушкинского периода и предназначено для широкого круга читателей.
Яркая, насыщенная важными событиями жизнь из интимных переживаний собственной души великого гения дала большой материал для интересного и увлекательного повествования. Нового о Пушкине и его ближайшем окружении в этой книге – на добрую дюжину диссертаций. А главное – она актуализирует недооцененное учеными направление поисков, продвигает новую методику изучения жизни и творчества поэта. Читатель узнает тайны истории единственной многолетней, непреходящей, настоящей любви поэта. Особый интерес представляет разгадка графических сюит с «пейзажами», «натюрмортами», «маринами», «иллюстрациями».
Дальше

Категории